callinica: (ichtys)
[personal profile] callinica
Ездили вчера в город Бат. Бат элегантен, как пожилой джентльмен, просторен, как квартира в центре, и веет от него достатком. В автобусах полно стариков из upper-middle-class. По дороге в поезде из Рэдинга тоже были сплошные зажиточные старики, один, с испорченными зубами и маком в петлице, с ангельской улыбкой человека, собравшегося угостить кого-то очень веселой шуткой, оттеснил нас от поручня и так там и стоял мечтательно. Потом оказалось, что в тамбур его привело желание посетить сортир. Выходя оттуда, он весело закричал джентльмену помоложе:
- Уж вы не промахнитесь!
В тамбуре была также заботливая бабка, которая решила, что нам с Наташей и Николкой нужно туда же, и принялась расчищать нам дорогу среди старикашек. Еле увернулись от ее доброты - которая тут же переключилась на другого бэби в коляске: энергическая старушка изъявила готовность снести коляску с поезда, чем устыдила джентльмена помоложе и шаткого старца, и когда, наконец, объявили Бат, они, словно два аиста, опустили дитя на платформу.

Путешествовать со слингом оказалось, впрочем, не только возможно, но и приятно. Наташа тихо дремала внутри, мы с ней укрывались от мелкой мороси Никиным зонтом в динозаврах.
В Бате произошло с нами чудо - те из моих друзей, с кем я обсуждала Николкино чтение, возможно, помнят, что Н., кроме сочинений на сюжет "некто строит машину/дом/ самолет", ничего на дух не переносит и, стоит только в книге промелькнуть малейшей тени чинимой кому-то обиды, требует захлопнуть ее немедленно. Нас даже вызывали по этому поводу в школу и с пристрастием допрашивали: "What might have triggered off that particular dislike?" Тут, оказавшись в компании большого любителя готических сюжетов Матвея (шести лет от роду), Н. проникся историями о призраках. Так что на обратном пути мне пришлось сначала пересказать "Кентервильское привидение", а затем и "Упыря" А.К. Толстого, собственным ушам не веря. Время от времени Н. приникал к окну и уверял меня, что из-за стекла с ним говорит привидение.

Бат вечерний оказался пронзителен и пуст. Пустой автобус нас вез мимо огромных светящихся витрин с антикварной мебелью, в одной из которых почему-то торчал лошадиный череп (и примешь ты смерть от коня своего), и великолепного, большого, как все в Бате, магазина букинистической книги, где до самого потолка высились в желтом свете стеклянные шкафы, за створками которых поблескивали переплеты, переплеты, переплеты. Habent sua fata libelli; эти книги жили своей жизнью за стеклом, тоже несколько мрачной и вампирической.

- Я хочу смотреть на звезды и спать, - сказал Николка в поезде. Но спать не стал, а стал слушать про Прасковью Андревну. Потом были окраины каких-то городов, и я почему-то стала думать, что Пушкин не был за границей никогда, а дальние его потомки рассеялись среди англичан, а потом, в скачущей логике сна, который начал окутывать и меня - что материя враждебна сознанию, и именно поэтому все происходящее так часто кажется ему странным, страшным сном.
From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

callinica: (Default)
callinica

April 2017

S M T W T F S
      1
234 5678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 12:29 am
Powered by Dreamwidth Studios